Главная
Афиша
Фотогалерея
Видео
Коллекции
Экспозиция
Выставочный зал
Выставка-продажа
Отделы музея
Музей Спортивной Славы Обнинска
Экскурсии и образовательные программы
Экскурсионные маршруты
Публикации
Услуги и цены
Заказ экскурсий лекций / бесед
Контакты
Музей в социальных сетях
Новости
Нормативные документы
 

Лекция «Святая чистота полезного труда».

О нашем земляке, враче – клиницисте, хирурге Ф.И. Иноземцеве (1802-1869)

ФЁДОР  ИВАНОВИЧ  ИНОЗЕМЦЕВ

 У села Белкино есть своя  многовековая история. С ним связано немало известных имён и фамилий: Белкины,  Малюта Скуратов,  Борис Годунов,  кн. Долгорукие,  гр. Воронцовы, гр. Бутурлины,  Обнинские. Гораздо реже вспоминаем о человеке, чьё имя стоит в одном ряду с упомянутыми  - это Федор Иванович Иноземцев. Родился он 12(24)  февраля 1802  года в с. Белкино в усадьбе    графа  Д.П.Бутурлина.

О Фёдоре Ивановиче Иноземцеве – действительном  статском   советнике, ординарном  профессоре  практической хирургии,   враче -  клиницисте,  педагоге   написано много.    Все   исследователи в основном   касались   его научной,  профессиональной деятельности.   Сведения  же  о  его  происхождении , детских годах, семье    оставались в тени.    

Информацию  проливающую свет  на родословные связи Иноземцевых и   дальнейшую  судьбу членов этой семьи  оставил в воспоминаниях внучатый племянник Федора Ивановича - Николай Николаевич Губерти.   Он еще ребенком около двух лет проживал в доме Иноземцева,   будучи товарищем детских игр и учебных занятий  его сына  Георгия (Егора). 

Отец  Н.Н.Губерти, известный московский  библиофил, библиограф  и коллекционер Николай Васильевич Губерти,  с  братом   Дмитрием  Васильевичем      часто  по родственному  навещали  Федора Ивановича.   При написании   воспоминаний, Н.Н.Губерти воспользовался их рассказами,   также  документами,  взятыми  из архива Московского  Дворянского Депутатского   Собрания.   

 В своих воспоминаниях  Н.Н. Губерти    коротко,  всего несколькими словами сообщает: «Федор Иванович, сын чиновника Ивана Ильича Иноземцева…был внуком пленного персиянина».  Известно. что отцом Федора Ивановича был Иван Ильич Иноземцев, управляющий белкинской усадьбой.  Значит  дед  будущего медицинского светилы – Илья.   Итак, Федор Иванович  Иноземцев был внуком пленного персиянина Ильи,  вывезенного в Россию.  Следовательно, этот  персиянин не  Иван Ильич, а его отец Илья Иноземцев получивший такое имя при крещении, а  фамилию Иноземцев, что означало выходец из других земель. 

Из «Воспоминаний» этого же  Н.Н.Губерти  узнаем, что у  Федора Ивановича были две родные тетки сестры– Ивана Ильича Иноземцева.   Мария Ильинична  (1755- ?), замужем  за Андреем Петровичем Колзаковым  и   Анисья  Ильинична (1752-1836) вышла замуж в 1775 году за Якова Петровича Губерти.  Значит, у Ильи Иноземцева  было  трое  детей: Анисья, Мария  и Иван. 

Сыну Ивану  он  дал  начальное образование. Служил Иван Ильич Иноземцев (1762-1814)     мелким чиновником по переписке  и исполнению бумаг. После выхода в отставку,  «отставного канцеляриста» Ивана Ильича Иноземцева  Бутурлины,    пригласили  на должность  управляющего  белкинским   имением,  где он появился в 1801 году.

О семье Ивана  Ильича  Иноземцева известно  из  «Исповедных ведомостей   по Борисоглебскому приходу с. Белкина за 1806 год»,   «Священник Петр Иванов, 71 год, вотчины графини Анны Артемьевны Бутурлиной исповедывал управляющего имением отставного канцеляриста Ивана Ильина,  44-х лет, жену его, Марию Никитину, 38лет, и их детей: дочь Александра-10 лет, Егор – 8лет, Петр-7 лет, Татьяна – 5,  Федор -4 лет. Евдокия- 3 лет, Елизавета – 2 года».

   Всего у Ивана Ильича и Марии Никитичны было  восемь детей.  Последний    ребенок   -   сын  Павел в  процитированный документ - «Исповедные   ведомости за 1806 год» не попал,  поскольку он родился в    1808 году.         Детские годы  Федора  прошли в усадьбе.      Рос  он  тихим,  не  по возрасту  серьёзным  и  любознательным   мальчиком.  Учился чтению, письму  и Закону Божьему    у приходского  священника, весьма образованного человека,  о. Федора.    

Лето 1812 года Бутурлины по обыкновению   проводили в  Белкино.    Здесь и застала их  начавшая   война  с Наполеоном.   При приближении неприятеля  хозяева  спешно выехали в Воронежскую губернию. Уезжала ли семья Иноземцевых  - неизвестно,  но Иван Ильич , как  управляющий, оставался  в имении.

В конце мая 1813 года Д.П.Бутурлин вернулся.  Из Белкина он писал  в Москву своему другу, почтмейстеру  А.Я.Булгакову: «Всюду беспорядок и запустение… Не осталось ни пучка соломы, ни одной курицы,…но  Господь уберег Белкино от пожара».     Перенесенные  потрясения,   вскоре свели Ивана Ильича    в могилу.    Детей разобрали по родственникам.  Старший сын Егор уже учился в Харькове.   К нему  го  на попечение  при материальной поддержке графа   Бутурлина, и отправили   Федора. .  

В Харькове  Федор   окончил   гимназию.  В 17 лет поступил в Императорский Харьковский университет.     После  двух   лет обучения   настало время выбрать будущую специальность.  Федор страстно хотел стать медиком,  но как казеннокоштный студент, получил назначение на словесное отделение.  Пришлось подчиниться.    

За  незначительное  нарушение  дисциплины    Иноземцева  с третьего курса исключили  из  университета   и  направили  в  Льговское  уездное  училище   Курской  губернии.    И только благодаря   хлопотам   брата   Егора   и  профессора  хирургии  Харьковского  университета  Николая  Ивановича  Еллинского      Иноземцеву  разрешили вернуться в университет,  теперь     на  желанный  медицинский  факультет.  Окончив  Университет,  Федор Иноземцев как   казеннокоштный студент должен  был прослужить шесть лет        лекарем  по  назначению.  

К его счастью в  1828  году   при  Дерптском    университете  ( г. Тарту)    открылся   Институт, куда направлялись русские    выпускники  для  подготовки    к  профессорскому  званию.

Ф.И. Иноземцева, как особо одаренного   студента  направили  в  Дерпт.    От  Московского  университета  в Дерпт приехал  и  Николай  Иванович  Пирогов.       В  своём  дневнике  он    записал:  « 17  ноября  явились  и  последние   члены  нашего  Профессорского  института – харьковцы.  В  числе  четырёх  был  Иноземцев,  как  и  я  - по хирургии,  с  тем    только  различием:    во-первых,     это       был    человек     лет     тридцати,  а  во- вторых  он  был  несравненно  опытнее  меня,  более  чем  я  подготовлен».

Заниматься   анатомией и хирургией   Иноземцев  и  Пирогов стали под руководством талантливого   профессора,  Мойера   Ивана  Филипповича  (так  звали  его  на  русский  манер).      Вскоре   Мойер стал не  только   учителем,  но  и  старшим другом молодых людей .     Часто  приглашал  студентов  к  себе  домой  на  обед,  а  вскоре  они   стали  бывать  в  доме  профессора  в  качестве  членов  семьи.    Здесь собиралось  общество    замечательных  людей. Приезжал из Петербурга и подолгу гостил  Василий Андреевич  Жуковский. Приходили  студент философского факультета,  тогда  уже известный  поэт-песенник,  Николай  Михайлович  Языков, Владимир Иванович Даль. Разгорались жаркие споры, обсуждались новости.      Знакомство Иноземцева  с  Языковым, вскоре  переросло  в дружбу, не прерывавшуюся  на протяжении всей жизни.        Друзьями Федора Ивановича стали его сокурсники,   Сокольский,   Филомафитский,  Крылов  и др. составившие в последующем цвет медицинской науки,    получавшие образование в Дерптском университете.     

В  минуты  отдыха  и  дружеской  беседы   в гостиной  можно  было слушать  виртуозную,  игру  Ивана Филипповича на фортепьяно,  или    звучание  гитары  в  прекрасном  исполнении  Фёдора  Ивановича.  Иногда устраивали спектакли, в которых  все принимали участие.   Даже Н.И. Пирогов однажды выступал  в роли Митрофанушки в «Недоросле».      Часто из Петербурга приезжали племянницы Мойера,  Екатерина и Александра с подругами.      Но  дамы  предпочтение отдавали    Иноземцеву.   «Высокий  брюнет  с  черными  блестящими  глазами,  с  безукоризненными  баками,  одетый   всегда  чисто  и  с  некоторой  претензией  на  элегантность,    умел  заслужить  репутацию  любезного  и  милого  человека,  доброго  товарища  и  отличного  парня»,  что причиняло много огорчений невзрачному по внешности  Пирогову  «все пять лет носившему   сюртук, перешитый из старого фрака».

Четыре  года  в  одной  комнате   в  Дерпте   жили  два  будущих  известных  врача  своего  времени.     Большой  дружбы  между   ними  не возникло.  Гостей Иноземцева, Пирогов недолюбливал. Они раздражали его звонкими голосами, табачным дымом, карточной игрой.     Пирогов и Иноземцев разные   по  возрасту и  по  характеру       на  протяжении  всей  жизни  ревностно  и  даже  чуть  с  завистью,  как бы  соревнуясь,    следили  за  достижениями  друг  друга.

                В 1833  году  Иноземцев и Пирогов  успешно  защитили     докторскую,  и их вместе  с  другими однокашниками  посылали  на стажировку   в Европу.      

По возвращении в сентябре 1835 года Иноземцева,   а не Пирогова , который хотел остаться в Москве,   назначают  преподавателем  кафедры  практической  хирургии  в  Московский  университет.  Пирогов обижен и едет в Петербург.     В  декабре  этого  же  года   Ф.И.Иноземцева    утверждают         профессором  и  директором  хирургической  клиники.

Во второй половине 1830-х годов вошло  в моду устройство литературно-музыкальных салонов.  Многие художники, литераторы, молодые  профессора Московского университета   в том  числе  и Федор Иванович Иноземцев посещают  салон Еропкиных..     Украшением «еропкинского» дома   была дочь Михаила Петровича  Надежда  Михайловна.  Видимо в  это время и возникли отношения 33-летнего профессора Фёдора Иноземцева с 27-летней Надеждой  Михайловной. Он  делал ей предложение, «но родные не допустили этого брака. Имя Еропкиных было известно, и молодой доктор являлся не парою для внучки спасителя Москвы...».

  Посещал Иноземцев и субботние литературные вечера Николая Семеновича  Селивановского.  Частыми гостями бывали молодые профессора Московского университета.  С 1835 года постоянным посетителем литературного кружка становится  В.Г. Белинский, впоследствии друг  и пациент   Ф.И. Иноземцева.

  В  1839  году,  Ф.И.Иноземцева  направляют во Францию, Италию, Германию.  Находясь  в  Мариенбаде он познакомился   с   Н.В.Гоголем.    Михаил Петрович Погодин, сопровождавший писателя  вспоминал: «Николай Васильевич  занемог, но не хотел лечиться, а Иноземцев, который также был тогда в Мариенбаде, больной ипохондрией, не хотел лечить. Мне надо было их сводить и упрашивать, чтоб один решился лечиться, а другой – лечить».      

Покинув  Мариенбад,  находясь  в  Париже,   он     «тяжело  перенес  тифозную  горячку.  Скромная   сестра милосердия, француженка,  Маргарита  Петровна   Давид  Гиони-Ромеко с заботливостью ухаживала   за ним.    Позднее, по выздоровлении  она приехала к нему в Москву» .

Прошло несколько лет. Составленный Иноземцевым  «Трактат о   реформировании высшего медицинского образования» лежал. И только в 1846 году, благодаря усилиям Ф.И Иноземцева,  факультетские  клиники были  открыты,     тогда как в Петербурге,  в  Медико-хирургической академии  с 1841 года под  руководством  Пирогова  уже несколько лет действовала госпитальная  хирургическая  клиника. 

 Менее чем через год,  1  февраля  1847  года  в клинике Иноземцев под  эфирным  ингаляционным  наркозом,   произвел операцию.   Ранее   боль  при  операции  считалась неизбежным злом,   вызывала  шок  и  приводила  к  смерти.   Это был первый эфирный наркоз в России. Однокашник и друг Ф.И. Иноземцева       А.М.Филомифитский   предложил маску для ингаляционного наркоза, разработал его дозированное применение паров  эфира  и  бензина».          Двумя неделями позднее,    14  февраля  в  Петербурге  эфирный  наркоз  применил   Н.И.Пирогов. 

В 1850 году   Иноземцев  разработал новую  учебную программу  по практической хирургии .  Он не уставал повторять: «Без занятий в анатомическом театре нельзя сделаться рационально-образованным, ловким и искусным хирургом».   При его участии Анатомический театр  был построен.

Создание клиник  и   анатомического театра давало студентам  возможность получать  практические навыки.  Уже на 3-м курсе студенты накладывали повязки, мази, припарки.    На  5-м  курсе   самостоятельно    делали  операции.  Профессор Иноземцев ввёл  в  учебный  процесс  практические  занятия  по  анатомии.   

Еще в  1840 году  Иноземцев  в своем доме  устроил  бесплатную  клинику  для  неимущих пациентов.    Сюда    « к   9-30   собирались  его  ассистенты  и  молодые  врачи,  приходили  больные,  которым  под  наблюдением  Фёдора  Ивановича   давались  советы,  а  в  операционной  комнате  производились  более  или  менее  лёгкие операции….  В   12 часов прием больных кончался, доктора расходились».    Вскоре   об   «Иноземцевской» клинике узнала вся Москва.   Иноземцев  пользовался  большой известностью как врач.   Отзывчивость  и  доброта, новаторство в области преподавания организация  бесплатной  клиники  на дому,     делали  Иноземцева  популярным  не  только  среди  студентов,  врачей,  но  и  среди  беднейшей  части  населения.  Всё  это  нажило  ему  врагов,  главным  образом  среди  врачей-иностранцев,  но  его  поддерживали  друзья.    Н.М.Языков, недавно, вернувшийся из за границы после лечения, временами чувствуя себя хорошо,  написал  замечательное  стихотворение,  посвящённое  Фёдору  Ивановичу.

          «Что  вижу,  слышу  я,  как  тявкает  и  лает,

               И  воет  на  тебя,  и  съесть  тебя  готов

               Торжественный  союз  учёных  подлецов!

               Иди  своим  путём!  Решительно  и  смело

               Иди,  не  слушай  их:  возвышенное  дело

               Наук  и  совести  им  чуждо,  им  чужда

               Святая  чистота  полезного  труда,

               ...........................................................

                                                                               27  апреля  1844.

В  1847 – 1848  годах  Россию  постигли  тяжёлые  бедствия  -  неурожай,  голод,  эпидемия  холеры.  Холера  охватила  Калужскую,  Московскую,  Воронежскую  и  другие  губернии.  Несмотря  на  занятость  во временной холерной больнице на Смоленском рынке,  он ездил по вызовам на дом.  успевая при этом еще и анализировать.   В небольшой книге «Об анатомико-патологическом значении холеры» (1847) обобщил   свой опыт. Совместно с Филомафитским А.М. предпринял первую попытку переливания крови больным холерой.      Созданная им ревеневая  настойка (капли Иноземцева) вошла в медицинскую практику   и   с успехом использовалась до  середины  ХХ    при желудочно-кишечных расстройствах . 

             В январе  1858  года Иноземцев создал  «Московскую   медицинскую   газету».      На ее страницах освещались проблемы гигиены и борьба с заразными болезнями, новости российской медицинской науки, пропагандировались народные методы целительства, а   в  1961 создает  Общество Русских  Врачей. 

Собираясь  вечерами  у  Ф.И.Иноземцева,  студенты,  врачи  и  профессора  обсуждали  животрепещущие  вопросы .   В  качестве  хозяйки  на  вечерах  присутствовала  француженка  Маргарита  Петровна  Гиони-Ромеко  урожд.  Давид( 1817-1857),  жившая в  доме  у  профессора  в  качестве  экономки.    Когда стало известно, что Маргарита Петровна ждет ребенка,  Федор Иванович решил жениться.    К этому времени в высших кругах Иноземцев был уже широко известен. Напрасны были доводы друзей, что трудно будет Маргарите Петровне войти в высшее общество, в   котором она должна будет жить. Он был непреклонен и 16 января 1849 года состоялась свадьба.

В апреле родился их первенец Егор,  в  1851 сын Иоанн, который умер в младенчестве.   Через  несколько  лет умерла и  Маргарита  Петровна,  оставив  8-ми летнего  сына.  Фёдор  Иванович  очень  любил  своего  Егорушку,  названного в  честь  старшего  брата,  но  занятый  службой,  мало  обращал  внимание  на  его  обучение  и  воспитание,  предоставив  это  гувернантке  и  учителям.

 В  1859  году  в  связи  с  плохим  состоянием  здоровья   (ухудшение  зрения)   Иноземцев  подал  заявление  об  отставке.   Шестого  сентября  состоялся  прощальный  обед.  Виновник торжества  пришёл   «как  обычно   в  синем  форменном  фраке,  украшенном  Станиславскую  звездою.  Его  прямой  стан,  ловкие  без  суетливости  движения  делали  его  моложе  настоящих  лет  и  только  волосы  значительно  поседели,  да  совсем  седые  узенькие  полоски  бакенбард  выдавали  его  возраст». 

 В  обеде  приняли  участие  многочисленные  почитатели   его  таланта,    товарищи и  ученики. «Выступил с прочувствованной речью   бывший пациент Иноземцева   скульптор  Н.А Рамазанов,  которого Иноземцев спас от слепоты. 

Зачитали  письмо героя 1812 года,   знаменитого   генерала  А.П.Ермолова. Он  писал: «Душевно  уважаемый  Фёдор  Иванович!  Никогда  не  подвергались  равному  порицанию  немощные  ноги  мои,  не  пускающие  меня  на  обед,  даваемый   Вам   приверженным  и  обязанным  Вам.  Между  таковыми  принадлежит  мне  место  по  справедливости.   Вы  спасли  меня  умиравшего,  а  за  это  быть    обязанным  нет  меры.   Горестно  мне,  почтенный  благодетель,  что  не  пирую  в  семье  вашей!   Душевно  преданный  брат  Ермолов».   По какой-то причине не присутствовал на обеде М.П. Погодин, долгие года бывший пациентом и близким  другом   Иноземцева  .  

Последние несколько лет Ф.И.Иноземцев был прикован к постели. Однако сохранил пламенную любовь к науке.  Его можно было  ежедневно видеть за чтением или микроскопом.   Он    автор  трёх  монографий  и  тридцати  трёх  научных  статей. Создал  крупную  медицинскую  школу,  из  которой  вышли  ставшие  впоследствии  известными  врачами  И.М.Сеченов,  С.П.Боткин,  Т.А.Захарьин,  А.И.Бабухин,  Н.В.Склифосовский,  И.П.Матюшенков,  С.А.Смирнов  и  др.     Иноземцев привил им не только любовь к науке, но и передал "эстафету доброты".

Умер  Фёдор  Иванович  Иноземцев  6(18) августа  1869  года  и  похоронен  на  кладбище  Донского  монастыря.  

 

Зав. отделом истории Музея истории города

З.В. Васильева, Заслуженный работник культуры РФ

 

·           *Более полную информацию можно получить в Обнинском краеведческом сборнике (В салоне Музея). 2011 г. стр. 71.

 

 

 

 
 
       
© 2011-2017 Музеи России Разработка сайта : kproject.su